avangard-pressa.ru

Реферат Структурный функционализм 2

Содержание


Введение. 3
1 Структурный функционализм. 5
2 Инвайронментальная социология и её задачи. 14
3 Корреляционный анализ в социологии и собственность его применения. 23
Заключение. 27
Список использованной литературы.. 28

Введение


В условиях когда природная среда не только полностью включена в процессы человеческой жизнедеятельности на всех ее уровнях социализирована но и оказывает воздействие на ход этих процессов посредством механизмов обратных связей которые работают по естественным (а не социальным) законам актуальным становится именно взаимодействие общества и природы.
За 10—15 лет инвайронментальная социология из прикладной периферийной дисциплины выдвинулась в центр общественного и профессионального интереса. Становится все более очевидным: переход к постиндустриальному обществу -— это не только смена типа производства и характера потребления, но и радикальный сдвиг в отношениях общества и среды обитания. Существует острая необходимость смены парадигм общественного развития, отказа от позиции «человеческой исключительности» и принятия концепции его органической «встроенности» в биосферу и весь окружающий мир.Структурный функционализм направление социологической мысли, социологическая школа, представители которой исходили из того, что каждый элемент социального взаимодействия, выполняя свои конкретные функции, существует в рамках целостной структуры общества. В настоящей теме я рассмотрю наиболее значимые этапы формирования самой школы структурного функционализма, своеобразие функционалистских концепций и взглядов его наиболее крупных представителей. 1.Структурно - функциональное направление в теории Эмиля Дюркгейма. Именно у Эмиля Дюркгейма (1858-1917) мы встречаем подлинно структурно-функциональное понимание социальной системы с выяснением её важных элементов. Наиболее важные труды Дюркгейма, в которых рассматриваются эти проблемы: О разделении общественного труда (1893), Правила социологического метода (1895), Самоубийство (1897), Элементарные формы религиозной жизни (1912). Ключом к пониманию функционализма Дюркгейма является его концепция социальных фактов. Только в свете социальных фактов можно объяснить, почему человек действует так, а не иначе, почему люди вступают в те или иные отношения, связи. Социальные факты могут быть: - морфологическими, т.е. материального характера - духовными коллективные представления, которые оказывают особенно глубокое воздействие на человека.
Корреля́ция — статистическая взаимосвязь двух или нескольких случайных величин (либо величин, которые можно с некоторой допустимой степенью точности считать таковыми). При этом, изменения одной или нескольких из этих величин приводят к систематическому изменению другой или других величин. Математической мерой корреляции двух случайных величин служит коэффициент корреляции.
Некоторые виды коэффициентов корреляции могут быть положительными или отрицательными (возможна также ситуация отсутствия статистической взаимосвязи — например, для независимых случайных величин). Если предполагается, что на значениях переменных задано отношение строгого порядка, то отрицательная корреляция — корреляция, при которой увеличение одной переменной связано с уменьшением другой переменной, при этом коэффициент корреляции может быть отрицательным; положительная корреляция в таких условиях — корреляция, при которой увеличение одной переменной связано с увеличением другой переменной, при этом коэффициент корреляции может быть положительным.
Цель данной работы – закрепление теоретических данных полученных в ходе изучения дисциплины.


1 Структурный функционализм


Структурный функционализм — методологический подход в социологии и социокультурной антропологии, состоящий в трактовке общества как социальной системы, имеющей свою структуру и механизмы взаимодействия структурных элементов, каждый из которых выполняет собственную функцию. Основоположниками структурного функционализма считаются известный американский социолог Толкотт Парсонс, который в своих исследованиях опирался на классические концепции Герберта Спенсера и Эмиля Дюркгейма, а также британский социальный антрополог польского происхождения Бронислав Малиновский. Базовой идеей структурного функционализма является идея «социального порядка», то есть имманентное стремление любой системы поддержать собственное равновесие, согласовать между собой различные её элементы, добиться согласия между ними. Ученик Парсонса — Роберт Мертон — внес большой вклад в развитие данного подхода и его адаптации к практике. В частности Мертон уделял большое внимание проблеме дисфункций.
Структурные элементы — любые устойчивые образцы деятельности людей.
У истоков структурного функционализма стояли первые социологи: Огюст Конт, Герберт Спенсер, Эмиль Дюркгейм. Они стремились к тому, чтобы создать такую науку об обществе, которая, подобно физике или биологии, могла бы открывать и обосновывать законы общественного развития.
Создатель социологии Огюст Конт провозгласил главной задачей социологии поиск объективных, не зависящих от конкретного человека законов общественного развития. Конт опирался на методы анализа естественных наук. По аналогии с разделами физики Конт подразделил социологию на «социальную статику» и «социальную динамику». Первая была сфокусирована на изучении того, как части (структуры) общества, функционируют, взаимодействуют друг с другом по отношению к обществу в целом. Прежде всего, он рассматривал, как функционируют основные институты общества (семья, государство, религия), обеспечивая социальную интеграцию. В кооперации, основанной на разделении труда, он видел фактор утверждения «всеобщего согласия». Эти идеи Конта впоследствии будут развиты учеными, представляющими структурный функционализм в социологии и изучающими главным образом институты и организации общества. Социальная динамика была посвящена осмыслению проблем социального развития и политики изменений. Ученый стремился создать, по своим собственным словам, «абстрактную историю» без имен и без отношения к конкретным народам.
Английский философ и социолог Герберт Спенсер также рассматривал общество на уровне институтов и функций. Социология, по Спенсеру, — наука об изучении структурных и функциональных изменений, которые проходят общества. Спенсер предложил весьма оригинальную эволюционную теорию общества, которая объясняла социальные изменения, характер общества законом усредненного уровня развития его членов. Эволюция, по Спенсеру, предполагает прогрессивное изменение, развивающееся по трем направлениям: от разъединенности к интеграции, от однородности к дифференциации и от неопределенности к определенности, упорядоченности. Эволюция приводит к одновременным изменениям в структуре и функциях.
Французский социолог Эмиль Дюркгейм обосновал новый взгляд на общество, его структуры и людей — социальный реализм. Его суть заключается в том, общество, хотя и возникает как результат взаимодействия индивидов, обретает самостоятельную реальность, которая, во-первых, автономна по отношению к другим видам реальности, во-вторых, развивается по своим собственным законам; в-третьих, имеет место примат структур и функций общества по отношению к индивиду и функциям его сознания и поведения, то есть индивидуальная реальность считается вторичной. Предмет социологии Дюркгейма — социальный факт. Социальный факт является внешним по отношению к индивиду. и оказывает на него принудительное воздействие. Социальные факты могут быть материальными (само общество, его социальные структуры) и нематериальными (мораль, ценности и нормы, коллективное сознание, верования).
Недостатки теории:
Парсонс недооценивал роль конфликтов, он их исключал;
У Парсонса нет развития, эволюции. Позднее он попытался исправить этот недостаток, но времени для основательной проработки вопроса было уже недостаточно;
Парсонс ограничил функции социальных подсистем четырьмя, которых, по его мнению, было достаточно для выживания системы в целом; возникает справедливый вопрос о необходимости существования других функций, присущих обществу и тем или иным способом влияющих на его жизнедеятельность.
Плюсы теории:
Парсонс — бесспорный классик социологии, он внес огромный вклад в её развитие, он показал, как нужно строить теорию.
Хотя термин «структурный функционализм» появился только в XX веке, - а как теоретическая парадигма этот подход сложился окончательно во второй половине нашего столетия, - его корни восходят к основателям социологической теории - О. Конту, Г. Спенсеру и Э. Дюркгейму. Дело в том, что структурный функционализм исходит из таких представлений об обществе, которые неразрывно связаны с формированием социологии и определением ее как самостоятельной науки. Он рассматривает общество как объективную реальность, состоящую из взаимосвязанных и взаимозависимых частей, развитие и функционирование которой может быть объяснено только «изнутри». Методом, предпочитаемым структурным функционализмом, является старый метод классической социологии - историко-сравнительный метод.
По этой причине даже сторонники этого подхода иногда предпочитают говорить о нем не как о теории, а как о способе анализа, наиболее пригодном для решения социологических проблем, хотя и не способном разрешить все их. Характеризуя одного из наиболее значительных представителей данной парадигмы, Р. Мертона, Т. Парсонс писал: «Он особенно не любил приклеивать к своему подходу наименование «изм» и утверждал, что простое описательное определение «функциональный анализ» более пригодно».2
Однако, несмотря на это, структурный функционализм воспринимается его сторонниками и особенно противниками как достаточно единая теоретическая парадигма с устоявшимися традициями и направлениями анализа. Мы рассмотрим концепции двух представителей этой парадигмы: Р. К. Мертона и Л. А. Ко-зера. Первый из них много сделал для становления структурно-функционального подхода, доказывая его научную и методологическую состоятельность, второй попытался показать в рамках этого подхода возможность решения проблемы конфликта.
Роберт Кинг Мертон (1910 г. р.) является одним из наиболее ярких представителей структурно-функционального направления в современной социологии. Его широкая эрудиция, глубокое знание работ классиков социологического знания и собственный незаурядный талант исследователя помогли ему отстаивать парадигму функционального анализа в условиях жесточайшей критики, обрушившейся на функционализм в 60-70-е годы. Он считал и продолжает считать, что функционализм является ключевой формой теоретических суждений об обществе, предполагающих его объективный характер. И в этом смысле функционализм является основным, если не единственным, способом мышления, пригодным для науки социологии как самостоятельной дисциплины.
На концепцию Р. Мертона оказали значительное влияние работы • М. Вебера, У. Томаса, Э. Дюркгейма и Т. Парсонса, учеником которого он был. Анализируя их взгляды, он пришел к выводу, что представление об обществе как объективном, структурированном феномене и его влиянии на поведение индивидов ведет к значительному расширению социологического знания, не решая, конечно, всех проблем. Это представление генерирует проблематику, которую «я нахожу интересной и способ мышления о проблемах, который я нахожу более эффективным, чем все остальные, которые я знаю», - писал Р.Мертон.3
Из такого предпочтения вытекает тема, являющаяся лейтмотивом большинства его работ - тема социальной структуры и ее влияния на социальное действие. Уже в своей докторской диссертации4 (1936 г.), написанной под несомненным воздействием «Протестантской этики» М. Вебера, он сосредотачивает свое внимание на взаимосвязи роста протестантских общин и развития научного знания в Англии XVII века, подчеркивая те способы, которыми институционализированные структуры (религиозные организации) влияют на изменение деятельности и мировосприятия людей. Под тем же углом зрения рассматривается им и бюрократия, как «идеальный тип» (в веберовском понимании) социальной организации.5 Отмечая, вслед за М.Вебером, наиболее существенные черты бюрократической организации, утверждая, что она есть формальная, рационально организованная социальная структура, включающая в себя четко определенные образцы действия, идеально соответствующие целям организации, он переходит к анализу личности как продукта этой структурной организации. Он считает, что бюрократическая структура требует формирования у индивида определенных личностных черт или, по меньшей мере, беспрекословного следования структурным требованиям. Императивность этих требований приводит к подчинению регулятивам без осознания целей, ради которых эти регулятивы установлены. И хотя они могут ; способствовать эффективному функционированию организации, они также могут негативно влиять на это функционирование, порождая сверхконформизм, приводящий к конфликтам между бюрократом и клиентом, ради HHTepecqa которого он и действует. Р.Мертон эмпирически исследует влияние социальной организации на личность, чтобы затем перейти к теоретическому постулированию.
Из эмпирической направленности работ Р. Мертона вытекает его своеобразный взгляд на социологическую теорию. Как видно из предыдущего изложения, его анализ бюрократической организации мало чем отличается от теоретических построений Т.Парсонса: и там и здесь социальная организация - интегрированная совокупность ролей (нормативных правил и ожиданий), подчиненная целям, которые могут и не осознаваться; формирование образцов действия рационально; структура воздействует на личность, определяя ее черты и т. д. Но Р. Мертон и не претендует на оригинальность. Он просто утверждает, что анализ Т. Парсонса слишком абстрактен, не слишком детализован, а потому не применим в исследовании социальных реальностей. Заложенные в нем колоссальные возможности не работают из-за чересчур большого отвлечения от эмпирических феноменов и чересчур громоздкой системы отношений между понятиями, лишенной гибкости, а, следовательно, вынужденной «подстраивать» под себя существующие факты. Поэтому своей задачей Р. Мертон видит создание «теории среднего уровня», которая являлась бы своеобразным «соединительным мостом» между эмпирическими обобщениями и абстрактными схемами вроде парсонианской.
Построение такой «теории среднего уровня», согласно Р. Мертону, может быть осуществлено на основе последовательной критики наиболее широких, неоправданных обобщений предшествующего функционализма и введением новых понятий, служащих целям организации и интерпретации эмпирического материала, но не являющихся «эмпирическими обобщениями», то есть не производимыми индуктивно из имеющихся фактов. В задачу критики также входит прояснение основных понятий, поскольку «слишком часто один термин используется для выражения различных явлений, также как и одинаковые явления выражаются разными терминами».
Первым положением, подпадающим под критику Р. Мертона, является положение о функциональном единстве. Он считает, что главным условием существования предшествующего функционализма было предположение о том, что все части социальной системы взаимодействуют друг с другом достаточно гармонично. функциональный анализ постулировал внутреннюю связность частей системы, при которой действие каждой части функционально для всех остальных и не ведет к противоречиям и конфликтам между частями. Однако, такое полное функциональное единство, возможное в теории, по мнению Р.Мертона, противоречит реальности. То, что функционально для одной части системы - дис-функционально для другой, и наоборот. Кроме того, принцип функционального единства предполагает полную интегрированность общества, основанную на потребности адаптации его к внешней среде, что, естественно, тоже недостижимо в реальности. Критикуя этот принцип, Р. Мертон предлагает ввести понятие «дисфункции», которое должно отражать негативные последствия воздействия одной части системы на другую, а также демонстрировать степень интегрированности той или иной социальной системы.
Второе неоправданное обобщение, выделяемое Р. Мертоном, прямо вытекает из первого. Он называет его положением об «универсальном функционализме». Поскольку взаимодействие частей социальной системы «непроблематично», то все стандартизированные социальные и культурные формы имеют позитивные функции, то есть все институционализированные образцы действия и поведения - в силу того, что они институционализированы - служат единству и интеграции общества, и, поэтому, следование этим образцам необходимо для поддержания общественного единства. Отсюда, всякая существующая норма правильна и разумна и надо подчиняться ей, а не менять ее. Уже первое введенное Р.Мертон понятие - понятие «дисфункции» - отрицает возможность такой универсальной функциональности. Рассматривая второе прложение, он приходит к выводу о том, что, поскольку каждый образец может быть одновременно и функциональным и дисфункциональным, то лучше говорить о необходимости того или иного институционализированного социального отношения в терминах баланса функциональных и дисфункциональных следствий, чем настаивать на его исключительной функциональности. Таким образом, все действительные нормы у Р. Мертона функциональны не потому, что они существуют (институционализиро-ванны), а потому, что их функциональные следствия перевешивают дисфункциональные.
Третье неоправданное положение функционализма, выделяемое Р. Мертоном, состоит в подчеркивании «совершенной важности» определенных функций и, соответственно, материальных объектов, идей и верований, их выражающих. Абсолютная необходимость определенных функций ведет к тому, что отсутствие их выполнения ставит под сомнение само существование общества как целого или любой другой социальной системы. Из этого положения, согласно Р. Мертону, вытекает понятие «функциональных пререквизитов», становящееся самодостаточным и довлеющим, например, в социологическом анализе Т. Парсонса. Второй стороной этого предположения является подчеркивание важности и жизненной необходимости определенных культурных и социальных форм, выражающий эти функции. Р. Мертон не отрицает возможности существования подобных функций и выражающих их объектов. Он утверждает, что такие функции могут быть различными для разных обществ и социальных систем. Поэтому необходимо эмпирически проверять и обосновывать введение каждой из таких функций, а не экстраполировать некоторые из них на все социальные системы и все историческое развитие. Для обобщения такой постановки проблемы «функционально необходимых условий» он предлагает ввести понятие «функциональных альтернатив».
Р. Мертон анализирует еще одну проблему, часто поднимаемую противниками функционализма. Эта проблема состоит в неясности отношений между «сознательными мотивами», которые руководят социальным действием и «объективными следствиями» этого действия. Он еще раз подчеркивает, что структурно-функциональный анализ сосредотачивает свое внимание прежде всего на объективных последствиях действия. Чтобы избежать ошибки своих предшественников, объявлявших эти последствия результатом сознательных намерений участников, он вводит разграничение между «явными» и «скрытыми» функциями. Для него «явные функции - это такие объективные следствия действия, направленные на приспособление или адаптацию системы, которые интенциональ-ны и осознаваемы участниками; скрытые функции тогда будут такими следствиями, которые ни интенциональны, ни осознаваемы».
Таким образом, критикуя предшествующий функциональный анализ, Р. Мертон вносит в него поправки, изменяющие наиболее одиозные и неприемлемые положения функционализма, оставляя, в сущности, его модель без изменений. Он разделяет основные положения классиков социологии, в том числе и Т. Парсонса, о том, что общество - это особый вид объективной реальности, что действие индивидов рационально и сознательно мотивировано! Социальные явления рассматриваются им прежде всего как структуры, определяющие поведение людей, ограничивающие их рациональный выбор. Введенные им понятия: дисфункция, баланс функциональных и дисфункциональных последствий, функциональные альтернативы, явная и скрытая функции служат «снятию» напряжений, возникающих при анализе эмпирических фактов. Вместе с тем, сохраняя сущностные черты функционализма, Р. Мертон сохраняет и уязвимость своих построений для критики. Основные положения этой критики аналогичны тем, что мы выделяли и по отношению к общей теории социальных систем Т.Парсонса: консерватизм и утопизм взгляда на социальную жизнь; статичность теоретической модели, не объясняющей социальные изменения; сверхсоциализированная концепция личности; понимание свободы человека, как свободы выбора между социально структурированными возможностями и т. д.
Может показаться, что подход Р. Мертона возрождает старые рассуждения в духе Э. Дюркгейма. Однако его дополнения к функциональному анализу включают возможность понимания того, что социальные структуры, будучи дифференцированы, могут вызывать социальные конфликты и что они одновременно способствуют как изменениям элементов структуры, так и ее самой. Р. Мертон делает попытку возродить и оправдать самый старый и традиционный метод социологических рассуждений. И, возможно, он прав в том, что каждый социолог отчасти структурный функционалист, если он - социолог.

2 Инвайронментальная социология и её задачи


В условиях когда природная среда не только полностью включена в процессы человеческой жизнедеятельности на всех ее уровнях социализирована но и оказывает воздействие на ход этих процессов посредством механизмов обратных связей которые работают по естественным (а не социальным) законам актуальным становится именно взаимодействие общества и природы. Изменения природной среды приобретают социальную значимость. Постигая законы природы и овладевая силами природы общество тем не менее неспособно изменить эти законы или подчинить их социальным закономерностям ( как невозможно и обратное сведение социальных закономерностей к естественным). Особенностью современной экологической ситуации и является пересечение и взаимодействие этих разнородных закономерностей в условиях той или иной социальной системы взаимосвязанной с определенной экосистемой. Взаимозависимость и взаимодействие этих систем требуют изучения специфики различных механизмов этого взаимодействия что исключает как социологический «герметизм « так и естественнонаучный редукционизм.
Современную экологическую ситуацию можно считать наиболее развитой формой проявления противоречий двух стихий пересечение социальных и естественных закономерностей т.е. формой пригодной для теоретического рассмотрения. В этом смысле вполне закономерно появление в последнее десятилетие разного рода социально-экологических теорий, носящих междисциплинарный характер стремящихся осуществить новый синтез как предшествующих социологических теорий так и собственно социологического теоретизирования с естественнонаучным и широким мировоззренческим контекстом. Наиболее ярким примером такого синтеза может служить американский инвайронментализм, представляющий собой соединение определенного типа мировоззрения и теоретических основ соответствующих социальной дисциплины с практикой массового социального движения.
Американский инвайронментализм имеет богатые и давние (с середины прошлого века) традиции. Нынешний этап его развития как в теоретическом, так и социально-политическом плане начинается с середины 70-х годов и связан как считают большинство инвайронменталистов с последствиями (экономическими социальными политическими и проч.) энергетического кризиса 1973 года. Институциональные основы развития инвайронментального движения и социально-экологических исследований были заложены несколькими годами раньше (принятие в 1969 году законопроекта о национальной природоохранной политике проведение в 1970 году Дня защиты Земли создание различного рода природоохранных организаций на общенациональном и локальном уровнях).
Не осталась в стороне от общих экологических настроений и американская социологическая наука : в 1976 году в Американской социологической ассоциации создается секция инвайронментальной социологии в 1977 году на сессии ассоциации обсуждается тема «Социальные корни инвайронментализма» ; еще раньше подобные секции были созданы в Обществе по изучению социальных проблем и в Обществе сельской социологии.
Наконец к началу 80-х годов формулируются основные (начальные) положения «новой инвайронментальной парадигмы» в социологии провозглашающей наступление « века инвайронментализма « необходимость ценностной переориентации нового политического и экономического порядка новых стандартов проведения и нового типа рациональности в целом.
Социально-экономические мотивы появляются и в работах видных американских социологов не связанных непосредственно с инвайронментальной социологией (Хоровиц. Смелсер. Рейнуотер . Липсет и др.) В своих общеметодологических построениях инвайронменталисты часто прибегают к аналогиям не только с привычными для них натуралистическими течениями но и с интеракционизмом структурным функционализмом марксизмом .
Таким образом предмет исследования определяется как теоретико-методологическое и социально-политическое содержание современной инвайронментальной социологии.
История развития социально-экологической идеи в американской социологии во многом связана с европейскими традициями социал-дарвинизма географической школы эволюционизма натурализма в целом ; адаптация этих идей в американской социологической теории проходила под влиянием Спенсера. Дюркгейма. Зиммеля. Тенниса и других европейских социологов. Однако установления теоретических параллелей еще недостаточно для понимания специфики американской социально-экологической традиции позволившей ей стать одним из самых значительных направлений в теоретико-методологическом арсенале американской социологии и сохранить это значение до сегодня . Для уяснения этой специфики обратимся прежде всего к американским источникам (как к теоретическим так и к социально-историческим) формирования социально-экологических (инвайронментальных) концепций в американской социологии.
«Инвайронментальная социология» - одна из дисциплин использующих социально-экологический подход и ограничивающих его рамками локального общества с окружающей средой.
Среди основных направлений в инвайронментализме выделяют как правило консервационизм охранительное движение и экологизм (Монейхон Петулла Такер Милбрет ).
«Проблема (для консервационистов ) состояла в отыскании техники способствующей эффективному росту для тех кто уже контролировал землепользование и ресурсы - замечает Б.Вайсберг. - Консервационистское движение фактически сформировалось вокруг трудностей управления а не в связи с проблемами экологического разнообразия и стабильности «.
В противоположность консервационистскому утилитаризму («техноцентризму») охранительное движение («биоцентризм») выступало за сохранение нетронутой дикой природы. Биоцентристы представляют инвайронментализм как определенный способ (состояние) бытия и определенный тип поведения когда охрана и рациональное природопользование могут быть лишь внешними проявлениями более глубоких мотивов и ценностных ориентаций.
Экологисты наиболее близкие к академическим кругам строят свою научную модель взаимодействия общества и природной среды основанную на объективных закономерностях. Включая во взаимозависимые связи экосистемы и человеческие сообщества экологисты видят назначение социальной системы в том что она должна обеспечивать оптимальное функционирование экосистемы и предотвращать нарушения экологических процессов. Если требования среды к обществу так же обязательны как и требования общества к среде то динамическое равновесие экосистемы представляется основным из этих требований. Экологическая ориентация соединяя черты биоцентризма с консервационалистским рационализмом представляла образец биоцентризма научно-экологического в отличие от «трансцендентального «в сочетаниии с реформизмом скорее консультативного плана нежели административного.
Созданное в 1915 году Американское экологическое общество имело целью прежде всего изучение закономерностей раразвития экосистемы в ее широком понимании (включая человеческие сообщества ) и распространение этих знаний. Среди представителей экологизма - Дж. П. Марш Э. Ист Э. Росс и др. Экологисты предложили в целом три основные социально-экологические идеи сохранившие и до сих пор значение в инвайронменталистском теоретизировании. Идея «экосистемного холизма « выражена А. Леопольдом:»Разумно то что стремится к сохранению целостности стабильности совершенства биологического общества. Неразумно все то что стремится к обратному» . Отсюда следует непреходящее значение «кульминационного» состояния экосистемы состояния динамического равновесия как наиболее оптимального результата эволюционного развития нарушение которого может иметь следствием лишь деградацию экосистемы.
Однако холизм экологистов не следует приравнивать к мистификации целостности биоцентристами поскольку это холизм опосредованый: критерий разумности сформулированный . А. Леопольдом относится не к каждому отдельному действию и его результатам и не к каждому отдельному объекту этого действия ( как у биоцентристов ) а к типу действий « правилу « практике в целом ее тенденции и к виду популяции.
Новая инвайронментальная парадигма « в социологии
Наступление»века инвайронментализма» датируется как правило началом 70-х годов когда со всей очевидностью проявились последствия экологического кризиса на Западе прежде всего в виде «энергетических» затруднений 1973 года . Деградация окружающей среды достигает таких размеров что экологическое «консервационистское» и прогрессистское движение перерастает в « радикально-инвайронментальное» ставящее под сомнение общепринятые постулаты о преимуществах технического прогресса. «Это такое же зло как и благо «- резюмирует выражая общий пафос инвайронменталистов Л.Милбрет.
В 70-е годы в США резко возрастает численность природоохранных организаций : к 1985 году их насчитывалось около 250 новых инвайронментальных организаций. В конце 60-х-70-е годы с концепциями « антироста « выступили К.Боулдинг Э.Майнш Э.Шумахер. Оппоненты «ростомании» находят единомышленников не только среди биоцентристов и экологистов но и среди так называемых инвайронментальных экономистов.
В результате «драматического пересмотра отношения к экспоненциальному росту» к состоянию окружающей среды и его социальным последствиям были достигнуты первые победы инвайронменталистов : в 1969 году был принят законопроект о национальной природоохранной политике -NEPA в 1970 году 1 апреля объявлен днем защиты Земли участие в котором президент Р.Никсон назвал « здоровым» мероприятием и « высшим проявлением национального патриотизма».
С середины 70-х годов создаются секции инвайронментальной социологии : в 1976 году секция Американской социологической ассоциации в 1977 году на сессии АСА обсуждалась тема «Социальные корни инвайронментализма»; еще раньше подобные секции были созданы в Обществе по изучению социальных проблем и в Обществе сельской социологии. С 1978 года возрастает количество публикаций в американских социологических журналах посвященных инвайронментализму. У.Кэттон и Р.Дэнлэп обобщая накопленный инвайронментализмом за последние десятилетия теоретический опыт провозглашают «новую инвайронментальную парадигму «в социологии закономерность проявления которой обусловлена «изменением социальной реальности».
Изменение социальной ситуации « в начале 70-х годов является прежде всего причиной и источником активизации инвайронментальных идей в социологии. Сущность этого изменения выражается в понятии «экологический кризис». Этим понятием инвайронменталисты объединяют такие явления как:загрязнение окружающей среды дефицит природных ресурсов перенаселение последствия урбанизации голод исчезновение некоторых видов животных и т.п. Все эти явления признаются если не «социальными» то «социально значимыми» поскольку обусловлены развитием общества.
Поскольку утверждение новых постулатов ведется методом «от противного» и заявляется принципиальная новизна этих постулатов то очевидно что отвергаются все предшествовавшие социологические теории. Обоснованием для подобного нигилизма служит тот факт что на протяжении всей истории социологии по мнению инвайронментальных социологов . «Среда» трактуется преимущественно как часть ситуации социального воздействия в «терминах значения которое ей придается участниками взаимодействия» а не как равноправная в социальном взаимодействиипеременная (к средовым переменным относятся: уровень загрязнения темпы потребления энергии характер застройки и т.п.). Эта изоляция «средовых» переменных была обусловлена социологическим «герметизмом» дисциплинарных традиций.
Среди которых инвайронменталисты выделяют две основные:
1) чересчур жесткое определение предмета социологии дюркгеймианский «социологизм». «Антиредукционистское табу»-социальный факт.
2) ориентация на индивидуальную оценку ситуации на единичное действие и значение. Которым индивид наделяет это действие при этом физические и пространственные характеристики ситуации опять же игнорируются (веберианская традиция Дж. Мид Ч. Кули У. Томас и др.).
В целом НЕР может быть описана следующими основоположениями:
1) помимо генетической наследственности люди обладают также и культурным наследием и поэтому отличны от всех остальных видов животных;
2) социальные и культурные факторы (включая технологию) являются главными детерминантами человеческой деятельности;
3) социальная и культурная среда является определяющим контекстом человеческой деятельности а биофизическая среда в основном безотносительна к ней;
4) поскольку культура обладает свойством кумулятивности технологический и социальный прогресс может продолжаться бесконечно и все социальные проблемы так или иначе принципиально разрешимы.
Пытаясь соединить разнородные теории в некое целое инвайронменталисты выделяют некоторые общие их характеристики: антропоцентризм социальный оптимизм антиэкологизм берущие начало в «западном мировоззрении». Для его описания предлагаются следующие посылки:
1) люди существенно отличаются от всех других живых существ на Земле над которыми они доминируют;
2) люди-хозяева своей судьбы они могут выбирать цели и делать все что необходимо для их достижения;
3) мир бесконечен и предоставляет людям неограниченные возможности;
4) история человечества-история прогресса каждая проблема принципиально разрешима и прогресс бесконечен.
Исследование взаимодействия социальных и «инвайронментальных» переменных способствовало формированию основоположений «новй парадигмы»:
1) хотя люди обладают исключительными характеристиками (культура технология и т.п.) они остаются одними из многих видов взаимозависимо включенных в глобальную экосистему;
2) человеческая деятельность обусловлена не только социальными и культурными факторами но и сложными связями природной сети поэтому целесообразная человеческая деятельность может иметь неожиданные последствия;
3) люди живут в конечной биофизической среде ( и зависят от нее ) которая налагает потенциальные физические и биологические ограничения на человеческую деятельность;
4) хотя изобретательность людей и приобретаемая благодаря ей сила до некоторой степени и увеличивают несущую способность среды все же экологические законы не утрачивают своей обязательности.
Очевидночто эти постулаты образованы прямым противопоставлением НЕР и NEP. Однако инвайронменталисты несмотря на свою ингилистическую манеру формирования новой парадигмы не хотят лишать ее предыстории и определенной методологической базы. Тем не менее NER все же имеет нечто общее с НЕР; в этом сравнении новая парадигма представляется скорее дополнением к «старой» акцентируя отдельные аспекты последней:
1) NER согласна с тем что люди -исключительный вид но они все же должны рассматриваться как один из многих видов взаимозависимых живых существ;
2) Осознавая то что человеческая деятельность во многом обусловлена социальными и культурными факторами нельзя сбрасывать со счетов и биофизический фактор (среда) как реакцию на социальную активность;
3) Тогда как НЕР игнорирует биофизический контекст социальной активности NER указывает на ограничения человеческой активности налагаемые биофизической средой;
4) НЕР предполагает бесконечный и постоянный прогресс социальный и технологический NER напротив считает что как бы ни были изобретательны люди их наука и технология в силах отменить экологические законы.
Число работ из области инвайронментальной социологии на протяжении 70-х годов возрастало что приводило к оформлению NER. «Все инвайронментальные социологи принимая инвайронментальные переменные как релевантные в понимание человеческой деятельности и социальных организаций по крайней мере неявно (и зачастую не осознавая этого) противостояли НЕР «-считают У.Кэттон и Р.Данлэп.

3 Корреляционный анализ в социологии и собственность его применения


Анализ корреляционный - группа методов, предназначенных для исследования корреляции между переменными. Корреляционная связь не предполагает причинной зависимости между переменными, но А.К. может использоваться для анализа тесноты и направления связи и в причинных моделях. Инструментами А.К. являются разнообразные меры связи. Выбор мер (коэффициентов) связи зависит от способов измерения переменных и характера связи между ними.
При изучении корреляций стараются установить, существует ли какая-то связь между двумя показателями в одной выборке (например, между ростом и весом детей или между уровнем IQ и школьной успеваемостью) либо между двумя различными выборками (например, при сравнении пар близнецов), и если эта связь существует, то сопровождается ли увеличение одного показателя возрастанием (положительная корреляция) или уменьшением (отрицательная корреляция) другого.
Иными словами, корреляционный анализ помогает установить, можно ли предсказывать возможные значения одного показателя, зная величину другого.
До сих пор при анализе результатов нашего опыта по изучению действия марихуаны мы сознательно игнорировали такой показатель, как время реакции. Между тем было бы интересно проверить, существует ли связь между эффективностью реакций и их быстротой. Это позволило бы, например, утверждать, что чем человек медлительнее, тем точнее и эффективнее будут его действия и наоборот.
С этой целью можно использовать два разных способа: параметрический метод расчета коэффициента Браве-Пирсона (r) и вычисление коэффициента корреляции рангов Спирмена (rs), который применяется к порядковым данным, т.е. является непараметрическим. Однако разберемся сначала в том, что такое коэффициент корреляции.
Для количественных, порядковых и дихотомических переменных используются понятия прямой и обратной связи. Связь между количественными и/или порядковыми переменными является прямой, если значения двух переменных одновременно возрастают или убывают; обратной - если возрастание значений одной переменной сопровождается убыванием значений второй.
Для дихотомических переменных связь является прямой, если измеряемые ими свойства объектов чаще встречаются или не встречаются одновременно, чем порознь; обратной - если соответствующие свойства чаще встречаются порознь.
Для номинальных переменных, за исключением дихотомических, понятия прямой и обратной связи не определены, связь между ними рассматривается как ненаправленная.
Отдельную методологическую проблему представляет так называемая ложная корреляция, проявляющаяся в корреляционной связи (иногда достаточно сильной) между переменными, которые заведомо не могут взаимно обусловливать друг друга. Причиной ложной корреляции обычно является наличие некого неучтенного в анализе фактора, который влияет на каждую из исследуемых переменных и, тем самым, порождает «корреляцию» между ними. Например, широко известный артефакт корреляции сорта губной помады с политическими убеждениями женщины объясняется ее общественным положением и уровнем благосостояния. Ложные корреляции, так же, как вызывающие их факторы, могут быть выявлены только в результате глубокого теоретического анализа структуры связей между переменными. Для их устранения применяется аппарат коэффициентов частной корреляции.
Исследование считается завершенным тогда, когда представлены результаты. В соответствии с целью исследования они имеют различную форму: устную, письменную, с использованием фотографий и звука; могут быть краткими и сжатыми или пространными и подробными; составленными в расчете на узкий круг специалистов или для широкой публики.
Заключительный этап социологического исследования состоит в подготовке итогового отчета и последующем предоставлении его заказчику. Структура отчета определяется типом проведенного исследования (теоретическое или прикладное) и соответствует логике операционализации основных понятий. Если исследование носит теоретический характер, то в отчете основное внимание уделяется научной постановке проблемы, обоснованию методологических принципов исследования, теоретической интерпретации понятий. Затем дается обоснование построения применяемой выборки и - непременно в форме самостоятельного раздела - проводится концептуальный анализ полученных результатов, а в конце отчета излагаются конкретные выводы, возможные практические результаты и способы их реализации. В отчете о прикладном исследовании основное внимание уделяется решению задач, выдвинутых практикой и предложенных заказчиком. В структуре такого отчета обязательны описание объекта и предмета исследования, задач исследования, обоснование выборки. Основной акцент направлен на формулирование практических выводов и рекомендаций и реальные возможности их реализации.
Число разделов в отчете, как правило, соответствует числу гипотез, сформулированных в программе исследования. Первоначально дается ответ на главную гипотезу. Первый раздел отчета содержит краткое обоснование актуальности изучаемой социологической проблемы, характеристику параметров исследования. Во втором разделе описываются социально-демографические особенности объекта исследования. Последующие разделы включают ответы на выдвинутые в программе гипотезы. Заключение дает практические рекомендации, в основе которых лежат общие выводы. К отчету обязательно делается приложение, содержащее все методологические и методические документы исследования: статистические таблицы, диаграммы, графики, инструментарий. Они могут быть использованы при подготовке программы нового исследования [1, с. 358-387].
Построение интерпретационных моделей - сугубо творческая, неформализуемая операция. Здесь лидируют знания, теоретическая подготовка, практический опыт, лексика, интуиция, гражданская ответственность исследователя. Мы можем заключить: «установлена такая-то связь или закономерность», но мы можем сказать, что подтверждены ранее установленные факты и найдено объяснение тому, что ранее казалось противоречивым; мы можем написать, что выявленные связи имеют место при определенных условиях и в определенной ситуации, а можем и не сделать такой оговорки; сошлемся на другие данные, подкрепляющие нашу объяснительную схему, либо умышленно или по незнанию игнорируем их; сформулируем социальную проблему или не обратим на нее внимания; призовем к действиям или ограничимся констатацией фактов.
В каждом из нюансов интерпретации и в итоговых объяснениях данных проявляется целостная личность исследователя. Он выступает не в роли узкого профессионала, функционирующей электронно-вычислительной машины, но как теоретик и практик, как ученый и гражданин, общекультурный кругозор которого сочетается с богатством ассоциаций и активной гражданской позицией:


Заключение


Проведение социологического исследования - процесс, насыщенный разными видами работ, научными процедурами и операциями, поэтому социологу следует позаботиться о надежной теоретической основе исследования, продумать его общую логику, разработать методические документы для сбора информации, сформировать исследовательскую группу из людей, имеющих интерес и способности к осмыслению общественных явлений и процессов, к анализу социологических данных.
Приступая к анализу данных, необходимо строго придерживаться программных гипотез, избегая двух крайностей: поспешных заключений когда факты «укладываются» в гипотезу и соблазна увлечься самим процессом анализа, что нередко уводит в сторону от целевой ориентации исследования. Первоначальные группировки и классификации разумнее всего производить, исходя из элементарных описательных гипотез, а последующие - предварять уточняющими и интерпретационными предположениями, продвигаясь к объяснительным.
Если гипотезы нетривиальны, особое внимание следует уделять заключениям, которые с ними, не согласуются. Не следует смешивать уточнение и интерпретацию данных с их объяснением. Последнее является главной задачей анализа, позволяет установить причинные зависимости, истолковать найденные связи в понятиях более общих тенденций и закономерностей, дает основание для прогноза и, следовательно, для перехода к обоснованию практических решений социальных проблем.
В целом социологическое исследование удается тогда, когда есть уверенность, что весь объем необходимых работ выполнен в соответствии с предъявляемыми научными требованиями.


Список использованной литературы


1. Голенкова З.Т. и др. Общая социология: учеб. пособие – М.: Гардарики, 2005. – 474 с.
2. Елисеева Е.В. Социальная информатика: учебно-методические материалы. – Брянск: СЭИ БГУ, 2003 г. – 240 с.
3. Зарубина И.Н. Социология хозяйственной жизни: проблемный анализ в глобальной перспективе: учеб. пособие – М.: ЛОГОС, 2006. – 392 с.
4. Зборовский Т.Е. Прикладная социология: учеб. пособие – М.: Гардарики, 2004. – 176 с.
5. Нартов Н.А. Социология: учеб. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005-511с.
6. Немировский В.Г. История социологии: уч. пос. - М.:ИЦ ВЛАДОС, 2005 - 318с.
7. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки. СПб.: СПЦ. 1996. – С.297.
8. Ядов В.А. Стратегия социальных исследований. Описание, объяснение, понимание социальной реальности – М.: Добросвет, 2000. – 596 с.